По косточкам: разбираем портфель Lion Wine

Винный портфель Lion Wine находится в постоянном развитии, и для небольшой молодой компании уже является вполне состоявшимся. Нам есть, над чем работать, но есть и что показать — не только выбором производителей, но и ценовой политикой.

В целом, начинать всегда особенно приятно с Франции: это шесть производителей из Шампани (два — качественные кооперативы, один негоциант и три рекольтана), подборка из Бургундии (по большей части, семейные хозяйства с небольшими виноградниками плюс очень приличный негоциант Maison Champy), плюс Австрия и Германия, с ожидаемым вскоре пополнением под названием натуральные вина. Четвертая часть — всякие-разные демократические вина, “рабочие лошадки”, которые никогда не подведут — Италия, Испания, Новый Свет. По количеству вин в портфеле Lion Wine два “локомотива” — Франция и Италия, плюс, рад виноделен сейчас на подходе — о них мы обязательно подробно расскажем в ближайшее время.

Блок ожидаемых нами новинок состоит из “натуральщиков” — это Melsheimer, Landauer-Gisperg. У последних часть вин — традиционные, часть — натуральные, есть и история со Словенией (хозяйство Guerila), все вина хозяйства чётко склоняются в натуралку (и это биодинамика). Отдельной историей будут Рона и Руссийон, и мы очень ждём производителя из Шабли. В мае планируется также появление хозяйства из Эмилии-Романьи: отличное сухое ламбруско, полусухая белая мальвазия и розовый свежий пет-нат а-ля натуралка (Medici Ermete).

По Шампани начнем с двух кооперативов, Henri Blin и Le Mesnil. Конечно, кооператив кооперативу рознь, это верно для любой винодельческой страны. Есть кооперативы, которые делают вина, не уступающие маленьким семейным хозяйствам. Le Mesnil, например, владеет большей частью Grand Cru одноименного виноградника. Понятно, что, в основном, виноград у кооперативов уходит на продажу крупным шампанским домам, которые строят на этом свои бренды и свой успех. Но, зачастую, кооперативы бутилируют часть этого “золотого актива” самостоятельно — и тогда мы получаем невероятное качество по очень привлекательной цене. Вина Le Mesnil — это приглушенно-минеральная стилистика, как будто на блан де блан приложили чуток малолактики, это игра с резервными винами. В этих винах нет супер-кислотности, супер-напора, но мел чувствуется отчетливо. Это кооператив уровня коопов флагманов Альто-Адидже.

Анри Блан (H.Blin) — ещё один высококачественный, не “раздутый” кооператив, который тоже продаёт часть виноматериала. Blin — “рабочая лошадка”, демократия с отличным качеством, вариант поконкурировать с самым недорогим шампанским на рынке. Они находятся в долине Марны, и их особенность состоит в том, все виноградари здесь сконцентрировались в одной субзоне, в отличие, от негоциантов, скупающийся виноград со всех регионов, здесь в доминанте сорт менье. Базовый H.Blin — очень фруктовый, чёткий, без супер-газации, деликатный, два года выдержки. Понятные вина для достойной конкуренции, очень комфортные вина.

Ещё один известный дом — Gosset, принадлежащий семье Куантро, — в представлении особо не нуждается. Это классический стиль, официально старейший производитель вина в Шампани (изначально, тихого). Вина, которые выдерживаются намного дольше, чем у большинства крупных домов. Удивительная история, тщательное избегание малолактики и незабываемой формы бутылки.

Важный раздел — три наших рекольтана. Dehours, как и H.Blin, находится в долине Марны, это один из учеников Ансельма Селосса; с 1998-го года вернулся в семейное хозяйство и стал использовать при производстве систему солера, опять-таки, в стиле Селосса, и как раз самое базовое кюве Grand Reserve, делается с использованием этого метода. У вин богатая ароматика, высокий (около 40%) процент резервных вин, пино менье выдерживает не так долго, всего полтора года. Малой выдержкой здесь хотят показать терруар: чтобы в вине не было слишком много тонов бриоши. Дозаж низкий, всего 5,5, при этом он пишет на этикетке Brut, но мог бы написать и Extra Brut. Его Terre de Meunier — это 100% менье, смесь двух урожаев, цель — показать нерезервные вина и дать почувствовать терруар. Эти вина зайдут тем, кому нравится натуралка с минимальной серой. Dehours, конечно, очень серьёзно квотируется.

Fleury — это Кот-де-Бар, самый юг Шампани, семейное хозяйство, которое управляется семьей с XIX века. Это пионеры органического и био-виноградарства и виноделия, да ещё и умудрились сертифицироваться не только по Demeter. но и Biodyvin, чтобы быть во всех организациях — как у Николя Жоли, так и у Изабель Лежерон. Пино нуар “на фрукте”, низкий дозаж, мало сахара, но снова пишут, при этом, что “брют”. Есть выдержка на осадке около 4 лет, но нет эффекта бриоши. Розе де сенье — хрестоматийное вино: тёмное, фруктовое, склоняющееся в сторону красного вина, нежели игристого. Notes Blanches — брют натюр, 100% пино блан, редкость, придётся по вкусу любителям “натуралки”.

Жан-Поль Эбрар

Марк Эбрар (Marc Hébrart) становится всё более популярным, часть виноградников находятся в долине Марны, часть — в Кот-де-Блане. Стиль — воздушно-деликатный, но есть и минеральность. Его особенность — даже самые базовые вина здесь — сразу Premier Cru. Селексьон Экспесиаль — это пино и шардоне, есть у него и Blanc de Blancs. Дозаж под 8 грамм в белых, но вино очень и очень стильное. А розе прямо порхающее, зефирное, невероятно нежное и деликатное.

Есть у нас, конечно, и ряд других игристых вин. Это Antica Fratta, франчаркорта, бутиковая винодельня, которая находится во владении другого производителя Guido Berlucchi, одного из важных популяризаторов этого региона. Общий объем производства — около 300 000 бутылок, в основном, это базовый брют, остальное — вина более высокого уровня. Это сейчас одна из самых недорогих франчакорт на рынке. По стилистике это блан-де-блан (основа — шардоне). Здесь больше акцент на белые фрукты. Brut Natur от них — совсем серьёзное вино, которое посоревнуется с топовыми винам “по классике” из других регионов. Это вино для любителей гастрономического итальянского игристого.

Bortolin Angelo — наш локомотив по просекко; здесь интересный момент: все виноградники находятся на холмах с очень большим уклоном (самый крутой — Rive di Guia , Риве ди Гуйя). Это маленькое семейное хозяйство. Есть здесь и “лазерное” просекко с нулевым дозажем, живое и кислотное, его и сильно охлаждать не надо: это просекко с большой буквы “В” — Вальдоббьядене, вино для тех, кто понимает потенциал сорта глера в игристом исполнении, другая сторона медали “просекко”, красивая сторона. Да и бутылки сами по себе интересны: своей формой и цветом этикеток напоминают старую, извилистую лозу. В руке сомелье будет лежать как влитая!

Футуризм в Guerila, Словения

Среди “натуралистов” обязательно надо выделить словенскую биодинамику Guerila. Это шампанский метод, бленд из местных автохтонов — пинелла, зелен и рибола джалла. Пет-нат от Landauer-Gisperg — это метод ансестраль, мутное и нефильтрованное, в доминанте траминер. Очень мало есть австрийских петнатов по доступной цене и это как раз один из них. Они находятся в Терменрегионе, который известен классной работой с бургундскими сортами; здесь даже есть объединение производителей вин из бургундских сортов винограда Burgundermacher (дословно “Те, кто делает Бургундию”). Фокус на пино нуаре, пино блане и пино гри, ну а мы выбрали отличный, недорогой грюнер и гимиштер зац. У них же есть и оранж на 100% из траминера, очень ароматичный. Такие можно пересчитать по пальцам. Из Мозеля едет Melsheimer: у него два петната — пино и рислинг, а также замечательный выдержанный зект.

По Бургундии стесняться нам нечего: в наличии плеяда маленьких производителей, каждый из которых восходящая или уже состоявшаяся звезда, вроде Henri Magnien, за которым плотно следят критики, есть матерые Francois Feuillet — это известный рынку Давид Дюбан, есть Comte Armand — один из топовых производителей в Поммаре. Плюс, они монопольные владельцы крю Des Epeneaux и до середине 90-х так и назывались, Domaine Des Epeneaux, это было хозяйство одного виноградника. После того, как они докупили виноградники, переименовали в честь семьи. Секрет успеха — в выборе правильных энологов. Ещё один интереснейший производитель — Jacques Carillon. Там история про двух братьев Карийонов, семейно разделившихся на две части после смерти отца. У Жака Карийона очень звонкие, минеральные вина с тонами бочки, которая чувствуется, но совершенно не мешает. У него же есть немного красного Сент-Обана за очень вменяемые деньги. Всё это очень маленькие производители, они около 6 га все, ну, более-менее. И, конечно, культовый производитель из Мерсо — замечательный Жан-Марк Руло (Domaine Roulot), за которым гоняются все, а его вина рекомендованы для коллекционирования аукционными домами всего мира. Там, конечно, квоты, 60 бутылок, 90 бутылок, и всё такое.

Очень хороши луарские шиноны от Joseph Mellot — но лучше пить их хорошо аэрированными из бургундского бокала. У него же, кстати, довольно необычный, рустичный пино нуар.

Из Роны интересно Chateau Beaubois — недорогая биодинамика, стиль фруктовый. Интересны ривзальты от Domaine Cazes. John Wine от них — это низкосульфитированная “натуралка”, есть и плотное белое южного стиля (Ego Blanc). Прикольны вина Christophe Pichon — особенно кондриё и кот-роти. А вот шатонёф за гуманные деньги — это Roger Perrin.

За Италию в ответе несколько интересных производителей — начиная с Castello di Albola в Chianti Classico с демократичными винами из зоны Радда-ин-Кьянти, ряда супертосканских вин (Campo alle Comete, Terre del Marchesato), Monteverro в Маремме и заканчивая интересным, вдумчивыми производителем красных вин Пьемонта Gianni Gagliardo (здесь есть всё: от отличных дольчетто и барберы на каждый день и заканчивая крюшными бароло) и специалистом по Фриули Schiopetto. Мы работаем и с пьемонтским бунтарём Domenico Clerico, производителем гави La Ghibellina и питкой вальполичеллой Rubinelli Vajol, от которой, начав, не оторвёшься. Не стоит забывать и об историческом производителе Soave Classico — Gini. Массимо Риветти (Massimo Rivetti) — это барбареско за невероятно приятные деньги, органика и био на виноградниках. Грачи (Graci) — одни из первых, кто в начале 2000-х стали производить вина с северных склонов Этны, а Valle dell’Acate — специалисты по автохтонам Сицилии — грилло, инзолии, неро д’аволе и фраппато.

Рибера от Bodegas Resalte в Испании  — это 80 гектаров, из них 40 — лозы возрастом больше 50 лет. Вина Resalte Origen и Resalte Expresión — уход от традиционных наименований выдержки Reserva или Gran Reserva. По стилю это концентрированная рибера “на фрукте” с заметным присутствием бочки, но стиль этот постепенно эволюционирует в сторону более яркой кислотности.

И по Германии, и по Австрии у нас есть, что выбрать. Маленькие семейные Zilliken — одни из отцов-основателей VDP как организации. Стиль — олдскульный: большой нейтральный дуб, отличный баланс, минеральный и очень правильные вина в целом. Melsheimer — это прочитанный по-другому Мозель, тоже олдскульный стиль, использует малолактику, здесь больше про минеральность, изящность и строгость. Его вино Lentum — вообще отдельная “фишка”, довольно долго выдерживается в бочках на осадке. Один из топовых производителей из Ара, тоже VDP — это Weingut Adeneuer, семья управляет им 500 лет, ставка сейчас на пино нуар, а хозяйство стабильно входит в “топы” региона.

Берхер (Weingut Bercher) интересен не только тем, что это уже десятое поколение виноделов, но и тем, что это известная на весь мир субзона Кайзерштуль в Бадене. Берхеры — одно из самых больших семейных хозяйств, их вина — легкие и изящные, несмотря на то, что южный Баден обычно даёт чуть более тяжелый и насыщенный стиль шпетбургундера. Эти же — очень деликатные, ягодные, тонкие, прозрачные. Здесь надо понимать, что такие вина, как шпет Sasbacher Limburg 2014 — это вина уровня Гран Крю, и за такие деньги — просто песня.

Не обойдена стороной и Австрия: Герхард Вольмут (Wohlmuth), у них много виноградников и невероятное количество вин, аж 35 этикеток! Получается, что, при его объёмах, каждое вино — не более 10 тысяч бутылок. Классные рислинги, интересные шардоне и пино бланы, отличный гевюрц Alte Reben, свежий и нетяжёлый. Топовый, серьёзный производитель из Кампталя — это Hirsch: очень маленькое производство, грюнеры и рислинги. Открой любой справочник — хозяйство всегда на высоте. Ещё одна звёздочка — Эрнст Трибаумер (Ernst Triebaumer) — одно из первых хозяйств Австрии, которое стало производить блауфранкиш с отдельного виноградниках, ещё в 1985-м, и его блау Mariental — это, конечно, икона сорта.

Закончим же мы Новым Светом. Ken Forrester — очень интересный производитель из ЮАР. Про шенен блан из этой страны стали говорить, во многом, благодаря ему. Шенен FMC — вино, уже ставшее легендарным. Grey Rock из Новой Зеландии — это доступные вина из Хокс Бэй и Мальборо, хорошо и вкусно, отличные, радующие вина — и совиньон, и пино нуар, и даже пино гри есть. Хозяйство Mount Riley из Мальборо будет уровнем повыше, это семья, владеющая 100 гектарами, но, качество, несмотря на это, очень высокое. Пино нуары хороши и стилистически отличны от типичной Новой Зеландии — сказывается аккуратное использование барриков, поэтому стилистика, скорее, не новосветская.

Захотелось работать с нашим портфелем или просто купить себе вина? Пишите! hello@lionwine.ru