Domaine Roulot: «Ну, за разнообразие!»

Легенда Meursault против унификации и за черную плесень

Живая легенда

В легендарной парижской дегустации 1976 года (aka Judgment of Paris) французские вина в целом, как известно, отстали от калифорнийских. Но это Meursault уступило только Chateau Montelena и оказалось на втором месте. Единственный француз в первой четверке – Meursault Charmes 1973 от Domaine Roulot. И это не просто «былая слава». Производитель отнюдь не почивает на лаврах, а продолжает создавать прекрасные вина, отстаивая разнообразие лоз и уникальность микротерруаров.

Domaine Roulot – семейное хозяйство, основанное в 1830 году Гийомом Руло (Guillaume Roulot). Период расцвета наступил примерно через сто лет, когда за дело взялся Guy Roulot. Женитьба на Geneviève Coche из знаменитой винодельческой семьи прибавила к его владениям несколько первоклассных виноградников. Одним из первых в Мерсо Ги стал бутилировать вина с отдельных участков. Это был прорыв для поместья, где незадолго до этого предпочитали дистиллировать, а не винифицировать свой урожай.

Внезапная смерть Ги в 1982 году поставила винодельню в сложное положение. Его сын Жан-Марк делал актерскую карьеру, и Женевьев начала искать специалистов за пределами семьи. Jacques Seysses, основатель Domaine Dujac, познакомил ее со своим стажером, 25-летним американцем Ted Lemon, который постарался сохранить стиль Ги Руло. На смену Теду пришел Franck Grux (Domaine Franck Grux). В 1988 году в поместье вернулся Жан-Марк и взял управление в свои руки.

В настоящее время площадь виноградников составляет примерно 15 гектаров. Все они – органические. В основном производятся белые вина. Жива и традиция дистилляции.

За уникальность клонов и терруаров

Жан-Марк вслед за отцом отстаивает разнообразие терруаров, сохраняя при этом классический стиль поместья. Состав почв на всех виноградниках более-менее идентичен, основные различия сводятся к экспозиции и высоте. Каждый участок придает винам особый характер. Vireuils, расположенный лицом к востоку – богатый и энергичный. С более низкого и северного Luchets получаются округлые, долгие вина. Meix Chavaux – роскошные, зрелые. Bouchères – мягкие, элегантные.

Разнообразие лоз тоже важно. «Мне очень повезло, что отец предпочитал не клоновую, а массальную селекцию», – говорит Жан-Марк. Сам он в 90-е засаживал виноградники одноликими клонами, но потом отказался от этой практики. «Лозы – один из элементов уникальности поместья», – считает Руло. Клоновая селекция ведет к унификации саженцев, а значит, и к появлению слишком похожих вин. Для массальной Жан-Марк выбирает несколько собственных старых лоз, так что разнообразие гораздо больше. Он с интересом следит за проектом по созданию «библиотеки клонов», цель которого – сохранить несколько тысяч различных клонов пино нуара и шардоне на участках и в питомниках.

Био без фанатизма

На вопрос, что Жан-Марк изменил по сравнению с его отцом, он отвечает: «Я стараюсь придерживаться прежнего курса, но органическое земледелие – важный шаг. Отец использовал вспашку плугом, но при этом – обычные химикаты». Сертификация не так важна, важны методы, которые применяются, причем не только на виноградниках, но и при винификации. По этой причине Жан-Марк не спешил за сертификатом.

Стараясь максимально выразить в винах уникальность терруаров и лоз, в Domaine Roulot контролирует урожайность и применяют только местные дрожжи. Участие нового дуба ограничено, его доля при выдержке не превышает 30%, в зависимости от винтажа. Цель работы на винограднике – получить урожай, который не требуется исправлять добавками. В 90% случаев это удается.

Жан-Марк не является убежденным «натуралистом». Использует серу, хоть и уменьшил ее количество. Без жесткого неприятия относится к шаптализации и подкислению, разумеется – при крайней необходимости. Оклейка проводится, хотя и минимальной дозой бентонита.

Батонаж популярен в Мерсо, но Жан-Марк им не увлекается. Перемешивание осадка обогащает, но и утяжеляет сусло, поэтому в Domaine Roulot батонаж проводят не более шести раз, только для винтажей с очень высокой кислотностью и никогда – после яблочно-молочного брожения. Винодел увеличил общее время выдержки с 11 до 18 месяцев, чтобы контакт с осадком был более спокойным и естественным.

Шардоне ферментируют в дубовых бочках, держат в дубе в течение года, а затем еще 6 месяцев – в стальных чанах. Алиготе ферментируется в чанах из нержавеющей стали и выдерживается там же несколько месяцев.

Руло предпочитает фильтрованное вино нефильтрованному, и не из-за стабильности, а по результатам слепых дегустаций. Конечно, при этом способ фильтрации должен быть точно подобран.

Жан-Марк старается перелить вино из бочек как можно ближе к сбору урожая, чтобы емкости пустовали не больше 10 дней. Это позволяет уменьшить количество серы для их обработки.

Стены старого погреба покрыты черной плесенью, и в ней, как оказалось, есть смысл. В 1990 году погреб опустел за пару недель до сбора урожая, и Жан-Марк попросил работника немного почистить стены. Никакой химии, только щетка и струя воды, но с последующим брожением возникли проблемы. Даже бережная чистка, похоже, разрушила хрупкую экосистему погреба, уничтожила взаимодействие между этой самой плесенью и местными дрожжами. Больше такой опыт в Domaine Roulot не повторяли.

Оформить заказ?

У твоего продавца вина 🙂

Ещё не заказывали?

hello@lionwine.ru