Winzerhof Landauer-Gisperg: жить сегодняшним днем

Почему санкт-лаурент лучше всех и зачем нужна старая «Лада», рассказал Stefan Landauer-Gisperg

В огороде бузина

Winzerhof Landauer-Gisperg – это Франц и Йоханна, их сын Штефан и венгерская борзая. Пес уже шесть лет является частью семьи, зовут его Havas – Снежок, в переводе с венгерского.

История началась с пары вин, которые делали бабушка и дедушка Штефана. Потом вин стало больше, все в разных стилях и все – слишком сладкие. «Никто не захочет такое пить» – решил Франц и решительно поменял концепцию. Конечно, многому пришлось учиться буквально с нуля. «Честно говоря, это не высшая математика, – комментирует сын, – но все намного проще, когда у тебя уже есть готовые виноградники, оборудование и тому подобное».

Хозяйство расположено в коммуне Tattendorf, примерно в 25 километрах к югу от Вены. Что типично для Австрии, виноградарством семья не ограничивается. Лозами заняты 30 гектаров, еще 20 гектаров засажены бузиной, 2 гектара – черной смородиной. Бузина характерна для региона. Она традиционно растет здесь вместе с виноградной лозой. Ей очень подходит климат, а ее сок полезен для здоровья. «В последние два года продажи бузины резко выросли из-за COVID-19. В ней содержится витамин C, хотя вкус, честно говоря, ужасен», – делится Штефан.

Главным образом на винодельне работают члены семьи. Есть еще менеджер по продвижению, человека четыре на виноградниках плюс раз в год приходится привлекать сборщиков урожая. 20% здесь собирают машинами, и результат весьма устраивает Штефана: «Машинный сбор определенно хорош, по крайней мере для Австрии. И я планирую увеличить его долю в будущем».

Кстати о машинах. На фотографиях винодельни можно увидеть старую «Ладу». И это действительно «Лада», еще советской сборки. Штефан заметил ее в интернете, влюбился – пришлось купить. Он вообще очень любит старые автомобили. Машина оказалась вполне рабочая и даже стала основной в хозяйстве, на ней он, к примеру, объезжает свои виноградники.

Слово виноделу

О линейках

В дополнение к своему урожаю мы еще покупаем органический виноград с 6 гектаров по соседству, в итоге делаем 200 тысяч бутылок в год. Думаю, что для Австрии это очень хороший объем. Средняя урожайность – от 4 до 5 тонн с гектара, в зависимости от сорта.

Терруарные различия между виноградниками в нашей коммуне не слишком заметны. Разница между линейками – Klassik, Selektion и best of – заключается в разном возрасте лоз и особенностях винификации.

Я очень люблю карбоническую или полукарбоническую ферментацию, и коллекция Klassik как раз об этом. Для нее мы используем ручной сбор и до 100% целых гроздей. Брожение начинается в стальных чанах, продолжается 12 – 14 дней и заканчивается в больших старых дубовых бочках, где затем происходит спонтанная малолактика.

Для Selektion и best of берем лозы постарше и бочки поменьше. После выдержки пробуем вина и для best of отбираем лучшие. При этом в первые год-два линейка Selektion выглядит более привлекательно. Коллекции best of нужно больше времени, чтобы по-настоящему засиять.

Я почти не покупаю новые бочки. Когда ездил в Бургундию, видел деревья, которые должны срубить. Им по 250-300 лет, потому что бочки не делают из молодого дуба. Я не хочу быть ответственным за такую расточительность, поэтому ищу способ отказаться от бочковой выдержки, например в пользу бетонных емкостей.

О сортах и климатических изменениях

Наша главная страсть – это пино нуар, санкт-лаурент и цвайгельт. Если вам интересно про блауфранкиш, он не подходит категорически. Ему нужен другой тип почв. В Таттендорфе был один виноградник, засаженный этим сортом. Так его уничтожили, потому что ничего хорошего не получилось. Это как вырастить каберне совиньон в Бургундии.

Цвайгельт – прекрасный и гастрономичный, вино из него подходит к любому блюду. Санкт-лаурент – богатый сорт с большим потенциалом. Объяснять, чем хорош пино нуар, думаю, смысла нет – и так ясно. Но я не думаю, что в ближайшие годы нам будет легко сделать выдающийся пино нуар. Климата, который был здесь в начале 2000-х, уже нет. Уже слишком жарко. В среднем мы стали собирать урожай на месяц-полтора раньше. Ягоды набирают сахар, но не успевают достичь полной фенольной зрелости. А значит, вино теряет в объеме и глубине. Немецкие и швейцарские клоны лучше французских сохраняют кислотность и созревают медленнее. Они дадут нам возможность производить хороший пино нуар еще лет 30, но потом, думаю, все изменится. Цвайгельт неплохо справляется с потеплением климата, но основную ставку лично я делаю на санкт-лаурент. Если бы я мог выращивать всю жизнь один-единственный сорт, это был бы именно он.

Из белых сортов мы используем вайсбургундер, ротгипфлер, грюнер вельтлинер, мускателлер, траминер. Конечно, делаем Gemischter Satz, и вот тут произошла частичная смена караула. Это был уже довольно старый виноградник, на нем росли траминер, рислинг, грюнер вельтлинер, нойбургер, вайсбургундер и сорта, о которых я никогда не слышал. Мы начали постепенно заменять лозы новыми, которые будут лучше чувствовать себя в потеплевшем климате. И получилось очень интересно! Новички придают вину яркость, ветераны – солоноватую минеральность, которая мне очень нравится. Это невероятно круто!

Делай, что должен – и будь что будет

Хозяйство Landauer-Gisperg почти 17 лет назад было сертифицировано как органическое и как производитель веганских вин. Два года семья придерживается принципов биодинамики. В первую очередь это, конечно, связано с заботой о будущем. Штефан не хочет оставить после себя истощенную или мертвую землю. Забот прибавилось, но и результат налицо. Виноградники заметно лучше выглядят и легче справляются со стрессовыми ситуациями.

Что касается виноделия, при хорошем качестве урожая минимальное вмешательство в процесс вполне оправдано. «Если ягоды выглядят великолепно, зачем мне оклейка? – говорит винодел. – Я не хочу, чтобы вина получались стерильными, одинаковыми. Я хочу, чтобы каждый мог почувствовать в вине разницу между холодным и теплым годом. Иначе какой смысл вообще писать на этикетке винтаж?»

Этикетки Winzerhof Landauer-Gisperg – отдельная тема для разговора. «Мы хотели изобразить то, что отличает нас от других. И то, что мы видим сами каждый день», – объясняет Штефан. В этой местности много кроликов, они постоянно попадаются на виноградниках, поэтому на картинке, конечно, есть кролик. Хищные птицы – ястребы и орлы – защищают лозу от вредителей. Цыплята и курица есть в хозяйстве. А на первом плане – любимый пес Havas. Кипарисы, ветряки, старая силосная башня, довольно необычная. «Я всегда ищу ее глазами, если лечу в самолете, так как знаю, что там мой дом», – говорит Штефан. Ему нравится, когда гости приходят на винодельню и видят все это, узнают, радуются, начинают фотографировать. Каждый из элементов важен для виноградника, а значит, и для вина.

Все меняется, вкусы тоже. В сложное время, полное непредсказуемых поворотов, Штефан Ландауэр-Гисперг предпочитает жить сегодняшним днем. Не планировать слишком многое, но стараться изо всех сил каждый день.

Оформить заказ?

У твоего продавца вина 🙂

Ещё не заказывали?

hello@lionwine.ru